Главное меню
Блоги

Последние записи:

Елена Аксенова - 08.12.15

2016 год для российских фермеров
В данной статье мы постараемся понять что ждет рынок российских ферм и агропромышленных комплексов в 2016 году. Кризис - друг или враг для российских фермеров?

Читать дальше>

Авторизация



Голосования
Хотели бы свою ферму?
 

Новости

Ещё полтора

Правительство продлило продуктовое эмбарго в отношении стран, устроивших России санкции, до конца 2017 года. Предыдущим двухлетним периодом продовольственных контрсанкций отечественный агрорынок сумел воспользоваться. Это подтверждает генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько: «У нас грандиозно сократился импорт, почти наполовину — с 43 миллиардов долларов на стартовом уровне до 26 миллиардов по результатам прошлого года. И мы ждём, что он ещё снизится. По итогам 2016 года, до 24 миллиардов. В результате наши сельхозпроизводители получили достаточно сильное преимущество. И по опросам, и по оценкам получается, что, например, растениеводы закончили 2015 год с самой высокой маржой в современной истории России».

На запретах и ограничениях приплыла прибыль и в российские рыболовные сети. В 2015 году увеличились выловы, в том числе тех видов водных биоресурсов, которых в большей степени коснулись ограничения на ввоз, а это - сельдь и мелкосельдевые виды рыб, креветка, скумбрия и ставрида. В том числе увечился вылов минтая более чем на 100 тысяч тонн. Значительно выросли экономические показатели рыбной отрасли - объем валовой добавленной стоимости увеличился почти на 40%, сальдированный финансовый результат организаций отрасли превысил прошлогодний почти в шесть раз, в три раза выросла прибыль организаций, на 56% выше оказался их финансовый оборот.

Подкреплённая эмбарго положительная динамика в мясной отрасли выразилась в неуклонном росте производства мяса в России с 2014 года. А также значительным, если не сказать катастрофическим для внешних поставщиков сокращением импорта — по итогам 2016 прогнозируют его падение в два с половиной раза по сравнению с 2014 годом. При этом российские производители мяса медленно, но верно наращивают экспортные поставки. Например, совсем недавно пошли первые партии российской курятины в Европу. Однако при внешнем благополучии с начала 2016 наблюдается резкое падение цен, в частности, на свинину. Этот сектор почти подошёл к черте перепроизводства. Впрочем, крупные производители не паникуют. Механизмы саморегуляции рынка запущены: тактика ближайших лет будет основана на сохраняющемся эмбарго и на борьбе за

внешние рынки. «Рентабельность свинины упала с 50% до 15, и рынок должен сейчас перестроиться, - делится своими наблюдениями директор крупного агрохолдинга Максим Басов, - Первое, мы должны увеличить потребление свинины, что уже начало происходить, потребитель воспользовался низкими ценами. Второе, мы должны увеличивать экспорт свинины и курицы. Мы все приспосабливаемся, это займёт некоторое время. Крупные компании будут наращивать свою долю, мелкие будут уходить с рынка, и со временем маржа стабилизируется на уровне 20-25%, что является очень хорошим показателем».

Плодово-ягодная ниша получила статус одной из самых инвестиционно-привлекательных вслед за эмбарго. С 2014 года в стране на 10 тысяч гектаров увеличилась площадь садов и на 17 тысяч — площадь готовых ягодников. По оценкам Минсельхоза, это позволит уже в 2016 году преодолеть психологический рубеж в три миллиона тонн плодово-ягодной отечественной продукции. Данные правительством полтора года дадут возможность выйти на рынок тем, кто вложился в отрасль в самом начале действия эмбарго. Однако прозорливее оказались те, кто сделал это гораздо раньше. Один из них генеральный директор группы компаний Сергей Новиков: «Ставки на новые инновационные технологии, современное оборудование мы сделали ещё в 2005-м году. Мы поняли, что они помогут конкурировать и выживать в сельском хозяйстве, правда, если будем работать не хуже своих зарубежных партнёров в Америке, в Европе, а где-то, на каких-то моментах лучше. Но контрсанкции - это всё же временный вопрос. Все равно в условиях ВТО будет неизменно идти импортная свинина, будет поставляться молоко на российский рынок. Но мы должны уметь справляться с конкуренцией». А для этого как раз есть ещё полтора года, чтобы покрепче поднакачать агромышцы.

Исследователь

 

Полтора десятилетия, и готово…

В этом году в России официально зарегистрированы три новых типа пород. Вот первый. Корова породы Красно-пёстрая, тип «Приволжский». Время разработки - 17 лет. Технология создания: голштинизация симментальской породы. В молочной продуктивности красно-пёстрые приволжского типа прибавили более 30%, до 10% - в содержании белка и жира, в сохранности стада — до 15%. В результате рентабельность молочного производства - примерно в два раза выше, чем в среднестатистических хозяйствах России, разводящих скот красно-пёстрой породы. Конкурентоспособность обеспечивается ещё и особыми свойствами молока. Не в розлив, а в элитное производство: молоко приволжской красно-пёстрой оказалось идеальным сырьём для местных сыроделов. Один из авторов этого типа Наталья Рыжова нахваливает своих коровок: «Красно-пёстрая порода не привередлива в питании, они способны потреблять большое количество грубых и сочных кормов в своем рационе без снижения продуктивности».

А вот новый герой овцеводческого бизнеса. Порода — романовская, тип «Пронский». Время разработки — 17 лет. Улучшенные свойства: сохранность и полиэстричность - воспроизводство во все сезоны года. Это и есть основа новой экономики овцеводства. Разработчик этого типа руководитель лаборатории разведения и кормления овец ВНИИ животноводства имени академика Л.К. Эрнста Владимир Двалишвили предполагал, что такие животные буду востребованы: «Сейчас это востребовано. Большие торговые комплексы требуют круглогодового поступления молодой баранины - вот как раз наш новый тип романовской породы он способен давать такую продукцию». Уже к восьми месяцам ягнята нового типа романовских овец становятся крупнее и крепче своих чистокровных сородичей, гораздо быстрее набирают вес и требуют меньше обменной энергии на килограмм привеса, от чего затраты на кормление снижаются. Плодовитость у нового типа ниже, зато выживаемость - на 15-18% выше. Владимир Двалишвили, утверждает, что «у животных нового типа выше мясная продуктивность, лучшее использование корма, то есть экономически разведение животных этого типа будет выше, будет улучшаться экономика вообще романовского овцеводства за счет разведения животного этого типа, Пронского. То есть, затраты на один килограмм прироста у них на 10-12 % ниже, чем у чистопородного романовского молодняка». В племенном хозяйстве после

получения патента на новый тип породы — рост заказов и, как следствие, повышение рентабельности мясного направления бизнеса.

Третье генетическое свершение. На этот раз в козоводстве. Порода — зааненская, тип - «Марийский». Селекционер Тарас Кожанов потратил на выведение этого типа 12 лет и результатом доволен: «На сегодняшний день мы суммарно доим больше одного миллиона литров молока в год, и я думаю, что первенство абсолютное в России. Быть первыми в маленькой отрасли гораздо интереснее, чем быть сотыми в большой отрасли. В этом году мы продали больше двухсот животных этой породы. Порода пользуется спросом. Можно говорить о некотором маленьком буме в козоводстве. Достаточно много новых людей появляется, которые хотят заняться козами». Марийских зааненских вырастили чуть менее длинноногими, но с большим выменем. Благодаря этим изменениям увеличилась лактация и молочная продуктивность - больше, чем на шастьдесят килограммов молока в год. И жирность у марийского козьего молока больше, что влияет на экономику производства молокоёмких продуктов, например, сыра.

Всего в России за последние двадцать лет Госсорткомиссией Минсельхоза по селекционным достижениям утверждено 8 пород и 44 типа крупного рогатого скота. За это же время в России появилось 10 новых пород и 15 типов овец, 3 породы и 13 типов свиней, 1 порода и 3 типа коз.

Вот, как говорится, берите, пользуйтесь без оглядки на прыгающий курс валют. Это наши, российские, рублёвые.

Исследователь

 

Деньги из ничего

Помните, как раньше на кухне делали творог? Брали скисшее молоко, гущу помещали в марлю и подвешивали её над раковиной. Жидкость стекала, получался вкусный домашний продукт. Примерно такая технология и в промышленном производстве огромными объёмами. Жидкость эта называется - молочная сыворотка, которую тоннами молокозаводы сливали, куда ни попадя - в реку, пруд, озеро, за что нередко платили ощутимые штрафы. В начале 21 века эта сыворотка стала приносить прибыль.

Сегодня молочная сыворотка нужна и на кондитерской, и на хлебобулочной фабрике. Она есть в мороженом, в напитках, в спортивном питании. Казалось бы, побочный продукт сырного и творожного производства. Но в нём сохраняются все полезные соединения молока –водорастворимые витамины, ферменты, гормоны, иммунные тела и органические кислоты, 90% лактозы. При этом сыворотке «достаются» минимум молочного жира, но четверть всех белков и 70% минеральных веществ.

Сделать из лишнего – нужное, в этом российские переработчики уловили тренд времени. Председатель правления Национального союза производителей молока Андрей Даниленко уверяет: «Только за последний год мы видим рост производства сухой молочной сыворотки более чем на 10 %. Это значит, что предприятия активно модернизируются. Раньше, если в советское время сыворотку сливали, и, по сути, полезные компоненты уходили в канализацию, то сегодня современное производство делает так, чтобы никаких не было потерь с ценным молочным сырьем». Конечно, чтобы перерабатывать молочную сыворотку, нужны вложения, которые исчисляются миллионами рублей. Но они окупаются, это деньги не в реку, пруд или озеро. Чем глубже переработка – тем выгоднее: прибыль переработчиков вырастает на 30% при введении процессов сепарации обезжиренного молока, на 60% - при организации сепарации сыворотки и вдвое – при выстраивании технологий глубокой переработки молока.

Помимо сывороточных продуктов, которые используются в качестве ингредиентов, можно получить и полностью самостоятельный продукт. Причём на ровном месте. Но это уже более глубокая переработка сыворотки, заверяет разработчик российских технологий в этой области профессор Института живых систем Иван Евдокимов: «При переработке сыворотки

необходима её подготовка. В сыворотке остаются казеиновые частицы. Чтобы их не терять, а вернуть в производство сыра, нужна установка — вибросито. Она отделяет казеиновые частицы и возвращает в сыр. Получается за смену около 100 кг сыра на ровном месте!».

Другой самостоятельный продукт из молочной сыворотки - альбуминный творог. Это очень полезная белковая пища, которая легко усваивается, повышает иммунитет, стимулирует обменные процессы. Употребление этого творога оказывает благотворное действие на костно-мышечную, нервную, сердечнососудистую систему. Кроме того, очищает желчные пути, регенерирует ткани печени, восстанавливает водно-минеральный баланс, улучшает зрение, обладает мягким мочегонным действием.

Вот такой уникальный продукт научились делать в России из того, что раньше выбрасывали. Ещё одна ниша для пытливых людей с деньгами.

Исследователь

 

Заварили кашу

Российская тарелка каши. За последние пять лет в ней стало меньше риса и пшена, но больше гречки и геркулеса - именно эти крупы сезоне сделали общероссийскую кашу дороже. Например, производственные цены "геркулеса" Выросли почти в два раза. Гречка поднялась в стоимости больше, чем на 70%. Расхлёбывать ценовую кашу на крупяном рынке приходится переработчикам. На тарелке появляются новые виды круп и готовых продуктов с высокой добавленной стоимостью.

Рецепт первый, уже опробованный на бизнес-кухне, выстроен по аналогии с кашей «Дружба», где экономически оправданно сосуществовали гречка и рис - в дорогие крупы стали добавлять более доступные - на рынке активно развивается сегмент крупяных купажей. В рознице цены на них на 20-40% дешевле, чем, например, на чистую гречневую ядрицу. Один из крупнейших алтайских производителей в крупяной дружбе нашёл возможности восполнить убытки. Ведь если по гречке в этом сезоне рентабельность практически нулевая потому, что производственные цены стали выше оптовых на 13%, а на овсянку - на 8%, то по рису и пшену наоборот, прибыль выросла. От 4 до 8 % - именно настолько производственные цены оказались ниже оптовых.

Однако гречка, несмотря на неудачную конъюнктуру рынка в этом году, всё равно останется для производителя главной составляющей в рецепте бизнеса - здесь активно ищут пути оптимизации и снижения себестоимости производства. В это же время на рынке другие алтайские производители активно осваивают новые виды переработки. Производят, так называемые, «живые крупы». Здесь крупных капиталовложений в автоматизацию производства не требуется - зерно должно подвергаться максимально деликатной очистке. Исполнительный директор торгово-производственной компании марки здорового питания Сергей Манихин объясняет: «Качественно зеленая гречка отличается от коричневой тем, что она более тщательно и бережно очищена от лузги и исключен процесс обжарки и пропаривая, то есть тем самым у нас остается более нежная и сохраняет оптимально все питательные вещества. То есть если термически делать, то большая часть при высоких температурах погибает».

Заварить новую кашу крупяной прибыли производители смогут на продуктах с высокой добавленной стоимостью. Один из крупнейших

производителей готовых продуктов из круп в Карелии сумел пробаласировать на повышении цены сырья без потери маржи. Операционный директор компании Сергей Гаряев рассказал за счёт чего: «Нашими флагманами являются линейка готовых супов и линейка редких круп, которые мы предлагаем нашим потребителям. Сейчас именно эти продукты пользуются наибольшим спросом. На сегодняшний момент наше производство загружено примерно на 50 %. Мы вышли уже на рынке Европы. На сегодняшний момент наша компания поставляет продукцию на рынки США и Швеции. Мы развиваем Прибалтику. И более того вместе с ними развиваются и наши внутренние рынки».

Загрузку крупяных производственных мощностей страны эксперты сегодня оценивают в 70% - это значит, что российские переработчики могут освоить любой рекордный урожай крупяных агрокультур в стране. Повысить рентабельность поможет экспортная ориентация бизнеса.

Исследователь

 

Не только для аристократов

На фоне сокращения потребления говядины неожиданно проявился бурно растущий рынок органической мясной продукции. Представим двух одинаковых бычков. Один с промышленной фермы, другой, с так называемой, органической. Отличаются они принципиально. Экономически. Рентабельность разная – в первом случае - до 30%, во втором – до 70%. Наконец, разные перспективы роста. Руководитель Национального органического союза Олег Мироненко знает, что «самое сложное – это переходный период. В этот момент органическое сельское хозяйство становится не очень рентабельным. Но если вы прожили первые три-пять лет переходного периода, то дальше оно становится достаточно выгодным».

При органик-переходе сертифицируется не только конечный продукт, а все этапы его производства. Земля, минимум три года не должна обрабатываться химическими препаратами; животные, минимум год находятся в условиях органического выращивания, семена и корма, должны быть выращены без ГМО. В переработке, в свою очередь, запрещается использование искусственных красителей и консервантов.

Экономика содержания бычков - обычного и органического - принципиально разная. На питание органической мясной коровы зимой уходит 42 кг корма. Из минеральных добавок допускается только соль. Рекомендуемый зимний рацион для обычной коровы «весит» в два раза меньше, но, кроме сена, соломы и силоса состоит из стимулирующих рост концентратов и минеральных добавок. В результате «неорганическая» корова достигает товарного веса в 500 кг в полтора раза быстрее, а себестоимость её мяса – в среднем на 30-40% ниже. Однако через четыре года после основных капиталовложений одно из органических хозяйств Московской области вышло на окупаемость и планируемую рентабельность производства - до 70%. Генеральный директор управляющей компании органического хозяйства Олег Очинский делится за счёт чего: «За счёт собственной кормовой базы, уменьшения логистических затрат, оптимизации по персоналу, за счёт каналов сбыта – потому что мы не идём в сетевую розницу, то есть мы не платим за полку, а продаём через интернет. За счёт этого удалось снизить общую себестоимость и получать дополнительную маржу. Я могу сказать, что всё, что мы производим, мы

продаём на сегодняшний день, а, скажем, на вырезку у нас запись и очередь».

Рынок органического мяса в России развивается всего несколько лет, но приоритеты уже расставлены. Если рентабельность производства органической говядины экспертами оценивается в 50-70%, то маржа органического овцеводства из-за узкого рынка не превышает 35%, свиноводства под давлением усиления промышленного сектора - максимум 25%. Таким образом, цены могут в скором времени измениться, считает глава Ассоциации био-производителей Андрей Ходус: «Стратегией рынка экобиоорганической продукции была стратегия рынка аристократов – то есть это супервысокие цены, небольшие объёмы продаж… сейчас ситуация меняется, благодаря отечественным производителям эта продукция становится значительно доступнее, и вообще, она должна быть полностью доступна для людей, которые заботятся о своём здоровье и питании».

Потолок рынка органического мяса эксперты пока ограничивают пятипроцентной долей всего объёма российского мясного производства. Новые правила игры, зафиксированные в проекте федерального закона о производстве органической сельскохозяйственной продукции, как надеются эксперты, позволят умерить пыл производителей продуктов, которые не сертифицированы по эконормам, и сократить сегмент "псевдоорганики". При легализации органического рынка эксперты предрекают его бурный рост на существующих ресурсах, каких нет ни в одной другой стране мира. Из 385 миллионов гектаров российской сельхозземли сегодня меньше 150 тысяч га имеют статус сертифицированных органических земель. Между тем, получить его могут 40 миллионов гектаров – именно такой объём неиспользуемых и двадцатилетие не знавших химии сельхозземель подходит для ведения органического сельского хозяйства. А как только начнёт увеличиваться объём предложения чистого продукта, цены сразу поползут вниз – закон бизнеса.

Исследователь

 

И не только яйца

Бизнес-метаморфозы на блюде: 100 лет назад перепела в России подавали как дичь, 10 лет назад — как французский гастрономический изыск, сегодня — как блюдо российского агропрорыва. Емкость внутреннего перепелиного рынка оценивается в две тысячи тонн. Ёмкостный потенциал в одиннадцать раз больше – двадцать две тысячи. Хотя в настоящий момент рынок перепела занимает не больше процента в структуре отечественного птицеводческого бизнеса, он может расти. По оценкам экспертов – в среднем – почти на 30% в год.

Сегодня перепел претендует на заполнение диетической ниши на мясной полке внутреннего рынка. Благодаря своему сохранившемуся «дикому» иммунитету — это единственная птица в российском птичнике, которой не делают ни одной прививки. Экономия на ветеринарии, по сравнению с куриным бройлерным производством - составляет 5-7%. Дельту доходности помогают увеличить и госпреференции для нишевого бизнеса. Заместитель начальника отдела Департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза РФ Иван Джой рассказал, что «на сегодняшний день перепеловоды могут пользоваться государственной поддержкой по аналогии с птицеводством. То есть первый вид поддержки — это возмещение процентной ставки по кредитам, и вторым направлением поддержки является грантовая поддержка фермеров — это создание предприятий на базе КФХ с поголовьем 1000 птиц и более».

Свой экспортный старт российский перепел взял с перепелиной птицефабрики в Тульской области. «Делаем мы сейчас около двенадцати тонн мяса в месяц, - рассказывает соучредитель фабрики Николай Киселёв, - но в перспективе, мы уже вышли на экспортный потенциал, Объединённые арабские эмираты, думаем начать продавать в страны Евросоюза и развивать далее восточное направление в нашей реализации. У нас были удачные поставки на бизнес класс в Абу Даби. Наша продукция превысило первоначальный спрос в три раза».

Вот ещё одна ниша для рисковых и при этом, владеющих деньгами.

Исследователь

 
Реклама