Главное меню
Блоги

Последние записи:

Елена Аксенова - 08.12.15

2016 год для российских фермеров
В данной статье мы постараемся понять что ждет рынок российских ферм и агропромышленных комплексов в 2016 году. Кризис - друг или враг для российских фермеров?

Читать дальше>

Авторизация



Голосования
Хотели бы свою ферму?
 

Новости

И не только память

Полтора-два века назад в полях царила полба, полудикий вид пшеницы. Вместо картофеля — репа, пастернак и корень сельдерея. Приправлять кухню предпочитали льняным маслом — вместо подсолнечного. «Вытеснение старинных овощей, зерновых, бобовых, — оно ведёт в определённой степени к утрате исторической памяти, -считает историк еды Павел Сюткин, - Старые культуры уступают место ввиду двух факторов: урожайности, или, скажем так, эффективности их использования и кулинарной ценности». Естественный агроотбор - сильнее всего ударил полбу. Красновато-коричневатые зёрна полудикой мягкой пшеницы - покрыты трудноотделяемой оболочкой и в урожайности она - проиграла интенсивным пшеничным сортам. Однако при этом полба - содержит в несколько раз больше белка и незаменимых аминокислот. И придаёт фермеру из Алтайского края Юрию Юрченко дополнительные дивиденды. Вложения на гектар - минимальны: до полутора тысяч рублей на гектар. При этом полба не требует внесения пестицидов и гербицидов, а при урожайности в 15 центнеров с гектара - даёт рентабельность до 150%! Такой экономический стимулятор зарядил энергией роста и другие забытые культуры.

Исторический агрокульбит совершила репа. Именно её выращивает сегодня тульский фермер Евгений Шутов, и не по два, а по три урожая в год. Теорию и практику редких культур пришлось освоить после падения рентабельности традиционных. Так появились ещё пастернак и скорцонера. Фермер с удовольствием рассказывает про свой выбор: «Этой культурой мы занимаемся третий год, очень популярная». К тому же и выгодная. Под редкими корнеплодами меньше гектара, но кратные урожаи позволяют неплохо зарабатывать: репу фермер реализует по 200-400 рублей за килограмм, пастернак — до 300, скорцонеру — за 400. Итоговая рентабельность — от 50 до 70%. Капитальных вложений практически не потребовалось: пришлось приобрести разве что водопомпу для полива, доски для укрытия, песок для разрыхления почвы.

Возвращение на стол редких культур стимулирует и ЭКО-тренд. Кейл, или немецкая капуста, или «шнитколь» был известен на Руси с 17 века. Подмосковный фермерский старт-ап американского финансиста Дэниела Лоуренса и русского девелопера Ольги Корогодиной — основан на

современной диетической популярности забытого продукта. «Он из России ушел сначала в Европу потом в штаты, рассказывает Ольга,- О кейле я впервые узнала от Дэниела, он рассказывал, что в штатах увидел листовую капусту, которая стала там популярна за счет своей полезности. Повара все сходят с ума, во все блюда можно положить о напитков до салата, до горячих блюд». Поверить — и вложить: Старт-ап со ставкой на возрождение в 2015 году потребовал восемь миллионов личных капиталовложений и принёс доход в один миллион рублей. В 2016 фермеры вложили двенадцать миллионов рублей в покупку оборудования. Расширение производства при позитивном сценарии окупится через три года. В это глубоко верит Дэниел Лоуренс: «Только маленький процент людей знают об этом, но мы видим, что с каждым сезоном люди все больше знакомятся с кейлом. Нужно пару лет, чтобы это было выгодно».

В русскую кухню — уже возвращаются и другие исторические суперфуды: редька, сельдерей, иван-чай. Их витаминный заряд простимулирует фермерскую экономику. Но при нескольких условиях: реализации по максимальной цене, успешном поиске настоящих, сортовых семян, а также — уникальной информации об эффективных агротехнологиях выращивания забытых культур. И тогда — на поля легко вернутся и исконно русские, и исторические европейские агротренды. Во всяком случае, эксперты считают, что у рынка этих растений большое будущее: в расширении ассортимента для сектора HoReCa и прямых продаж в сети. Возвращение к корням — приветствует и туристический бизнес. Похоже, на волне интереса к нашему уникальному прошлому агроэкономике пора восстановить кулинарную память, ну а фермерам сделать правильный исторический выбор.

Исследователь

 

Неведомый резерв

Как говорится, процесс пошёл. К цивилизованным формам аграрной экономики. Например, в Америке и Европе на основе договоров контрактации крупного и малого агробизнеса производится от 45 до 90% всей птицеводческой продукции. Разработанная и апробированная схема — предприятие-интегратор поставляет фермерам инкубационное яйцо, корма, оказывает ветеринарное, агротехнологическое сопровождение и, что самое главное, занимается реализацией готовой продукции. В бизнес-плане фермер только выращивает товарную продукцию, при этом имеет гарантированную рентабельность и прибыль. Схема работает не только в птицеводстве цивилизованных стран.

В России теперь тоже есть примеры. Крупнейший маслоперерабатывающий холдинг в Алтайском крае решился на новую бизнес модель два года назад. Схема взаимодействия проста: предприятие снабжает фермеров семенами и агрохимией, начиная со сбора урожая выкупает у них подсолнечник, сою, рапс и обеспечивает сырьём переработку – 170 000 тонн в год. В результате такого синдиката – регион получил рекордный рост фермерских посевов масличных, завод – максимальную загрузку, фермеры – троекратный рост прибыли. Генеральный директор агрохолдинга Владимир Анипченко уверяет: «За время сотрудничества с фермерами, например, посевы рапса в Алтайском крае возросли в разы. Потому что раньше фермер не знал, куда деть урожай, то сейчас мы с удовольствием его приобретаем. Это сырьевая безопасность нашего предприятия - сотрудничество с фермерами». Благодаря обеспеченному спросу одно из крестьянско-фермерских хозяйств увеличило посевные площади под подсолнечником и соей в десять раз. Кратно выросла и прибыль. Заводу, в свою очередь, сырьевые гарантии обеспечивают валютную прибыль: соевый шрот, подсолнечное и рапсовое масло уже потекли за рубеж - в Китай, Прибалтику, Среднюю Азию.

Фермерский стейк и новая премиальная схема партнёрства. Результат которой не только объёмы, но и товар принципиально нового качества. Уже сегодня крупнейший агрохолдинг по производству говядины стал активным закупщиком крупного рогатого скота у фермеров. Схема первая. Шлейф молочного стада – телят, родившихся в небольших и средних частных хозяйствах, сотрудники агрохолдинга выкупают и перевозят в фидлот –

специальную откормочную площадку. И 200 дней откармливают их на специальной зерновой диете до отправки на мясоперерабатывающий завод. Вторая схема сотрудничества для фермерских хозяйств покрупнее. Они выращивают бычков до товарного веса самостоятельно и поставляют их, минуя фидлот, на переработку агрохолдинга. Теперь на мясоперерабатывающем заводе, выпускают фермерскую говядину под отдельной торговой маркой. Директор агрохолдинга страны Виктор Линник растолковывает: «Есть мейнстрим, то есть наше собственное поголовье, потому что нам нужен стандарт. Параллельно мы занимаемся развитием отношений именно с фермерами, причём это не искусственно происходит, это экономически целесообразно и интересно. В тех регионах, где мы работаем, всё больше и больше людей начинают заниматься разведением мясного скота». Например, фермер Пётр Горякин увеличил поголовье бычков с десяти до шестидесяти, теперь намеревается взять на откорм сто пятьдесят. Главное требование агрохолдинга — особый ветеринарный контроль: прививка от сибирской язвы, тридцатидневный карантин перед продажей, полное документальное сопровождение. Но условия интеграционного производства фермера вполне устраивают: за год агрохолдинг поднял цену на закупку товарного поголовья на 15%.

Новые для России бизнес-модели отрабатываются и в молочном производстве. Например, в краснодарском молочном пломбире до 25% фермерского молока, производимого при поддержке переработчика. Молокозавод выдаёт фермерам займы, устанавливает охладители, обеспечивает транспортом и закупает нетелей для развития производства. Взамен — получает гарантированные объёмы качественного молока. И ведь ничего личного. Только бизнес, который нашёл цивилизованный, пока ещё мало ведомый в Отечестве, резерв для развития. И выиграл.

Исследователь

 

Царская прибыль

Всплеск на аквакультурной глади. С 2005 года темпы роста товарного рыбоводства — не превышали 10% в год. Принятие Закона об аквакультуре, его изменения в прошлом году, а также уточнения в Закон о рыболовстве в этом — спровоцируют рост аквакультурного производства в ближайшие четыре года в два раза, считают эксперты. Это, в свою очередь, позволит заполнить сети и ритейлеров, и экспортёров осетровыми и икрой. Сейчас 80% чёрной осетровой продаётся на чёрном рынке. Осетроводство — именно на этот аквакультурный тренд, по экспертным оценкам, может прийтись бизнес-фокус ближайших лет.

Максимальные уловы осетровых в царской России - достигали 40-50 тысяч тонн. В семидесятые годы советского прошлого – сократились в два с половиной раза. Тем не менее, это было 90% от общемировой добычи осетровых. Сегодня они восстанавливаются в аквакультуре. Руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков со знанием дела говорит, что «мы сейчас уже производим порядка 2,6 тысяч тонн. Если брать легальный вылов на момент закрытия и введения моратория на промышленный вылов осетровых, тогда мы вылавливали 840 тонн. То есть практически в три раза больше мы производим, чем легально вылавливали в последние годы. Это хорошая динамика, и в целом, я думаю, у осетроводства есть большое будущее».

Рентабельность осетроводства в аквакультуре растёт дважды: на товарной рыбе и на икре. При оптимальных режимах выращивания товарную осетрину можно получить через 12-15 месяцев — за это время царская рыба достигает массы в 2,5-4 кг. Однако икру — придётся подождать. Первой на икрометание пойдёт стерлядь — она созревает через 4-5 лет; за ней — сибирский и русский осётр, через 8-9; севрюга — через 10, а белуга — только через 15 лет. Однако её икра самая крупная и дорогая. В себестоимости производства товарной рыбы — минимум 60% занимают корма, 30% - электроэнергия и всего 10 — все остальные расходы. Товарную осетрину рыборазводные заводы продают в среднем по 500-650 рублей за килограмм, молодь от 10 до 90 рублей за одного малька. Таких рыбных предприятий в стране 27, каждое занимается уникальным воспроизводством. «В нашей стране заниматься товарным разведением осетровых выгоднее всего на садковых хозяйствах, - делится опытом главный рыбовод хозяйства Игорь

Лапченко, - на водоёмах-охладителях промышленных предприятий и в установках замкнутого водоснабженния. Потому что чем больше дней в году осетровые сидят на высоких температурах, тем быстрее вы вынете товарную рыбу и выше будет рентабельность производства».

Законодательные инициативы в помощь бизнесу. Добросовестные аква-предприниматели теперь получают приоритетное право на перезаключение договора пользования рыбоводным участком — не нужно будет участвовать в конкурсах и аукционах. Сохраняться будет и право собственности на рыбу после выпуска посадочного материала в водоём в границах рыбоводного участка — раньше оно терялось. Соответственно, рыборазводчик теперь получит право охранять своё имущество и распоряжаться им — страховать и получать кредиты под его залог. Аукционы на рыборазводные участки — уже в разгаре.

Исследователь

 

Наши в поле

Двадцать процентов урожая в минус – при несоблюдении агротехнических сроков уборки урожая зерновых. Когда колос «перестоял», как только к нему прикасается жатка, часть зёрен просто высыпается на землю. А это миллионные убытки, с которыми вынуждены были мириться из-за некачественных, да ещё порядком изношенных комбайнов. За последние годы стала выручать импортная техника, но она дорога и не всем по карману. В этом году доля отечественных машин, поставленных крестьянам, превысит пятьдесят процентов, хотя ещё два года назад она не достигала и тридцати. Во-первых, стали покупать российские комбайны. Потому что в прошлом году Минсельхоз увеличил скидку на отечественную технику для сельхозпроизводителей до двадцати пяти процентов, а для Крыма, Сибири и Дальнего Востока - до тридцати. Во-вторых, российские сельхозмашиностроители подтянулись, что подтверждает президент Российской ассоциации производителей сельхозтехники Константин Бабкин: «Если раньше достижением считалось, что комбайн убирает 500 гектар за сезон, то сейчас 2000 – это рабочий показатель. То есть одна машина может в четыре раза больше сделать, чем он делал четверть века назад. В отрасли идет рост. Например, в прошлом году мы увеличили производство сельхозтехники техники на 40%. В этом году еще на 25».

В одном из краснодарских хозяйств эффективность уборки считают километрами на гектар. К примеру, на 5000 гектарах раньше работали десять комбайнов. За сутки они обрабатывали максимум по 18 гектаров каждый — уборка растягивалась на четыре недели. Агропроизодители теряли не только время, но и тонны зерна. В этом сезоне — восемнадцать комбайнов в день обрабатывают до 30 гектаров каждый, а значит, вся уборка может уложиться в рекордные десять дней. Ожидается, что в результате урожайность с гектара повысится на 30-50%.

Обладанием умом новой российской техники удивлён комбайнёр Павел Курский: «Не мы комбайном, а он нами управляет. Что скажет — то и нужно делать». «Из опций этого года, - рассказывает директор дилерской компании Сергей Остапенко, - автоматическая центральная система смазки, система автоматического вождения, система картографирования урожайности и влажности, система видеоконтроля зоны выгрузки и дистанционный мониторинг».

Зернопроизводители Крыма на уборку дают себе максимум две недели - после начинаются значительные потери урожая. В том числе качественные. Здесь пшеницу стараются продавать не фуражную, на корма животным, а продовольственную, для выпечки хлеба. И основания для этого есть, уверен директор хозяйства Дионис Алексанов: «Крымская пшеница считается более качественной за счёт клейковины, поэтому спрос на неё высокий. Белок тоже большой, хлеб получается хороший. Мы, благодаря новой технике, повышаем свою экономику за счёт своих комбайнов — каждый год экономим более 15 миллионов рублей. Это нам позволяет окупать и стоимость комбайнов, и заложить в развитие хозяйства. Люди радуются, настроение есть, хочется работать — интерес не только к деньгам, но и к жизни появляется». Вот так, а всего лишь конструкция из железа. Теперь всё больше российская.

Исследователь

 

Главное знать, куда лить

Это поле пока вне конкуренции. То есть, на нём сейчас вообще нет конкурентов. В правильно произведённом органическом молоке - не должно быть и следа от пестицидов, химических удобрений, стимуляторов роста, антибиотиков и гормональных препаратов. Стоимость такого молока будет - на 40-50% выше обычного. В российском бидоне начинает сепарироваться новая прибыль. Сырое товарное разделяется на экономические фракции. Дешевле всего - питьевое разливное, дороже - сыропригодное, сливки рентабельности – снимает органическое. Серая молочная лошадка - в сезоне даёт максимальную рентабельность - до 50%. Замечает заместитель генерального директора молочного комплекса по экономическим вопросам Анатолий Лосев: «Рентабельность в молочной переработке в России низкая – в хороший год получается от 5 до7%, в среднем это может быть и 3, и 4%. Потому что высокий уровень цен на сырьё, выше чем в Европе».

В одном из крупнейших в стране агрохолдинге на практике просчитали плюсы и минусы органик-экономики. Она начинается с земли. Основа органического производства - особые корма, которые директор органической фермы по растениеводству Тимур Муллашев знает, как выращивать: «Все проблемы связанные с сорняками, с вредителями решаются агротехническими способами, а не химическими. То есть это севооборот, чередование культур, выращивание пожнивных культур, выращивания сидератов, применение органических удобрений, применение бобовых растений. В нашем случае это применение клевера – таким способом можно решить большинство проблем». Также при переходе на органику важно санаторно-курортное содержание животных, о чём поведала главный зоотехник-селекционер органической фермы в Ярославской области Наталья Макарова: «Животные должны обеспечиваться круглогодично выгулом в соответствии с погодными условиями, дальше - определенные условия освещения и воздухообмена, наличие лежаков со сплошным полом и наличие обильной подстилки. Это по содержанию. Параметры ветеринарные – можно использовать только гомеопатические средства, в исключительных случаях синтезированные антибиотики. Категорически запрещено использование гормональных средств». Качество обслуживания - закреплено ГОСТами и европейскими стандартами. Для фермы с численностью поголовья в 200 коров по нормам

органического земледелия потребуется модернизированный коровник не менее 1200 квадратных метров, выгульная площадь до 900 квадратных метров, а вот пастбищ - минимум 100 гектаров. Капиталовложения для модернизации оцениваются в пятнадцать миллионов рублей без учёта стоимости системы роботодоения. Для перехода на органику - потребуется минимум три года. Два - для очистки от следов химических удобрений и пестицидов посевных площадей и пастбищ, полгода - для выращивание на них органических кормов и ещё столько же - для конверсии стада. Сократить срок можно только за счёт вовлечения в оборот сельхозземель, неиспользуемых до этого минимум три года. Тем не менее, по данным экспертов, доля органического молока, которая сегодня в российском кувшине непозволительно мала, менее 1%, имеет перспективы роста до 15-16%.

Стремление распробовать органические сливки экономически обоснованно. Из-за повышенной маржинальности органического молочного бизнеса инвестиционный период в нём короче, чем при организации высокотехнологичного промышленного производства, рентабельность - выше, а значит, и сроки окупаемости - меньше.

Вот ещё один вариант того, куда с выгодой можно вливать деньги. Пока во всей России лишь одна молочная экоферма, расположенная в Ярославской области, сертифицирована по всем необходимым стандартам.

Исследователь

 

Ещё полтора

Правительство продлило продуктовое эмбарго в отношении стран, устроивших России санкции, до конца 2017 года. Предыдущим двухлетним периодом продовольственных контрсанкций отечественный агрорынок сумел воспользоваться. Это подтверждает генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько: «У нас грандиозно сократился импорт, почти наполовину — с 43 миллиардов долларов на стартовом уровне до 26 миллиардов по результатам прошлого года. И мы ждём, что он ещё снизится. По итогам 2016 года, до 24 миллиардов. В результате наши сельхозпроизводители получили достаточно сильное преимущество. И по опросам, и по оценкам получается, что, например, растениеводы закончили 2015 год с самой высокой маржой в современной истории России».

На запретах и ограничениях приплыла прибыль и в российские рыболовные сети. В 2015 году увеличились выловы, в том числе тех видов водных биоресурсов, которых в большей степени коснулись ограничения на ввоз, а это - сельдь и мелкосельдевые виды рыб, креветка, скумбрия и ставрида. В том числе увечился вылов минтая более чем на 100 тысяч тонн. Значительно выросли экономические показатели рыбной отрасли - объем валовой добавленной стоимости увеличился почти на 40%, сальдированный финансовый результат организаций отрасли превысил прошлогодний почти в шесть раз, в три раза выросла прибыль организаций, на 56% выше оказался их финансовый оборот.

Подкреплённая эмбарго положительная динамика в мясной отрасли выразилась в неуклонном росте производства мяса в России с 2014 года. А также значительным, если не сказать катастрофическим для внешних поставщиков сокращением импорта — по итогам 2016 прогнозируют его падение в два с половиной раза по сравнению с 2014 годом. При этом российские производители мяса медленно, но верно наращивают экспортные поставки. Например, совсем недавно пошли первые партии российской курятины в Европу. Однако при внешнем благополучии с начала 2016 наблюдается резкое падение цен, в частности, на свинину. Этот сектор почти подошёл к черте перепроизводства. Впрочем, крупные производители не паникуют. Механизмы саморегуляции рынка запущены: тактика ближайших лет будет основана на сохраняющемся эмбарго и на борьбе за

внешние рынки. «Рентабельность свинины упала с 50% до 15, и рынок должен сейчас перестроиться, - делится своими наблюдениями директор крупного агрохолдинга Максим Басов, - Первое, мы должны увеличить потребление свинины, что уже начало происходить, потребитель воспользовался низкими ценами. Второе, мы должны увеличивать экспорт свинины и курицы. Мы все приспосабливаемся, это займёт некоторое время. Крупные компании будут наращивать свою долю, мелкие будут уходить с рынка, и со временем маржа стабилизируется на уровне 20-25%, что является очень хорошим показателем».

Плодово-ягодная ниша получила статус одной из самых инвестиционно-привлекательных вслед за эмбарго. С 2014 года в стране на 10 тысяч гектаров увеличилась площадь садов и на 17 тысяч — площадь готовых ягодников. По оценкам Минсельхоза, это позволит уже в 2016 году преодолеть психологический рубеж в три миллиона тонн плодово-ягодной отечественной продукции. Данные правительством полтора года дадут возможность выйти на рынок тем, кто вложился в отрасль в самом начале действия эмбарго. Однако прозорливее оказались те, кто сделал это гораздо раньше. Один из них генеральный директор группы компаний Сергей Новиков: «Ставки на новые инновационные технологии, современное оборудование мы сделали ещё в 2005-м году. Мы поняли, что они помогут конкурировать и выживать в сельском хозяйстве, правда, если будем работать не хуже своих зарубежных партнёров в Америке, в Европе, а где-то, на каких-то моментах лучше. Но контрсанкции - это всё же временный вопрос. Все равно в условиях ВТО будет неизменно идти импортная свинина, будет поставляться молоко на российский рынок. Но мы должны уметь справляться с конкуренцией». А для этого как раз есть ещё полтора года, чтобы покрепче поднакачать агромышцы.

Исследователь

 
Реклама