Главное меню
Блоги

Последние записи:

Елена Аксенова - 08.12.15

2016 год для российских фермеров
В данной статье мы постараемся понять что ждет рынок российских ферм и агропромышленных комплексов в 2016 году. Кризис - друг или враг для российских фермеров?

Читать дальше>

Авторизация



Голосования
Хотели бы свою ферму?
 

Новости

Было ваше – стало наше. И опять ваше, но уже за деньги

Водолюбивый рис, тропический гигрофит, пригрелся в России. Группа риска - высшая: страна получила статус самой северной зоны рисосеяния в мире. Южные сорта у нас не растут, пришлось создавать свои. Научились. Сейчас под сортами отечественной селекции 90% посевных гектаров. «За восемьдесят пять лет создано более ста сортов, - подсчитал директор Всероссийского научно-исследовательского института риса Сергей Гаркуша, - они использовались в производстве, способствовали тому, что динамично повышалась урожайность. В настоящее время мы имеем такие результаты, когда сорта могут давать до десяти тонн с гектара. Это, поверьте, очень хорошо при средних показателях пять-семь тонн». И зерно первосортное - по качественным показателям засыплет любого конкурента: высокая стекловидность - до 98%, выход целого зерна - до 92%, выход крупы - до 72% и низкая плёнчатость рисового зерна - до 18%. На уровне лучших мировых. За десять лет они полностью изменили конъюнктуру отечественного рисового рынка. «Рис остается одной из самых высокорентабельных зерновых культур в нашей стране уже в течение многих лет и одной из самых высокоурожайных, - сообщает директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько, - Мы произведём примерно 400000 – 450000 тонн крупы и импортируем порядка 200000 – 250000 тонн. То есть, импорт составляет примерно одну треть от общего товарного ресурса риса в России. Ещё несколько лет назад, до подъема нашей рисовой отрасли, ситуация была зеркально противоположной. Мы импортировали 70 %, а производили внутри страны 30%».

Краснодарский край даёт больше 80% российского урожая. В этом году там увеличились и посевные площади, и урожайность до семи тонн с гектара. На кубанские чеки уже приходят кухни мира с добавленной рисовой стоимостью. Здесь помимо традиционного круглозёрного уже начали выращивать рис для итальянского ризотто, казахского плова, японских суши. На очереди - элитарные сорта, тоже своей селекции. «Мы вплотную занимаемся длиннозёрными, крупнозёрным сортами, – рассказывает заместитель директора ВНИИ риса по научной работе Виктор Ковалёв, - и у нас теперь есть спектр сортов, который отвечает всем требованиям мирового рисоводства. Это и глютинозные сорта, чернозёрные сорта, краснозёрные - то есть очень большая линейка».

С помощью молекулярной биотехнологии удалось сократить сроки селекции одного сорта риса с десяти до двух лет! Это позволяет ежегодно передавать на испытания четыре-пять новых сортов. Разработка каждого — обходится в семь-десять миллионов рублей. Однако КПД селекции - во много раз выше: например, при помощи технологии молекулярных маркеров один из новых сортов получил ген устойчивости к заболеваниям. Это позволяет сократить риски потерь урожая - на 50-70%! Настоящий селекционный прорыв! Он может впервые в истории открыть экспортное окно на мировые семеноводческие рынки. Уже для российских семян риса, за деньги.

Исселедователь

 

Зерно, машины – на выход

За пять лет Россия на порядок увеличила количество стран-партнёров по основным категориям продовольственного экспорта. География взаимодействия по мясу расширилась в три раза, по молоку — в два, 19 новых стран - по семенам масличных, 13 — по злакам и ещё 5 в рыбопромышленном секторе. И, конечно, расширение зерновой экспортной географии, что подтверждает президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский: «Мы уже сейчас занимаем освободившиеся рынки, которые традиционно были заточены под французские поставки. В связи с неурожаем во Франции, это рынок Алжира в первую очередь, франкозависимой территории. Мы уже начали поставки туда, и, естественно, расширяем географию». Сезон продолжается. Одним из стимуляторов в его формировании стала своевременная отмена экспортной пошлины. АПК ждёт и других политических макрорегуляторов: ветеринарных согласований, ослабления пограничных заслонов, валютного регулирования товарообмена. Важно – во время зафрахтовать экспортные ниши на новых рынках. В том числе и сельхозтехники.

Только за восемь месяцев 2016 года её производство выросло на 66%, или в денежном выражении на 24 миллиарда рублей. Рост обеспечил внутренний активный спрос на российские комбайны, их произвели на треть больше и чрезвычайный — на тракторы, число заказов выросло на 80%. Экспортный поток тоже обозначился. «В этом году у нас хорошая работа по экспорту, - рассказывает генеральный директор Кировского тракторного завода Сергей Серебряков, - это, прежде всего, страны бывшего СССР: Казахстан, Белоруссия, Киргизия. И мы вышли достаточно хорошо в страны дальнего зарубежья, прежде всего у нас самые лучшие показатели это Чехия. Мы поставили трактора в Канаду, Германию, Австралию, в Польшу».

Российское сельхозмашиностроение в этом году Правительство определило в четвёрку приоритетных экспортных направлений промышленного производства страны. Поставки за рубеж уже превысили 20% от объёмов производства. Однако задача — довести до половины. Для этого государство добавляет 1,5 миллиарда рублей в копилку поддержки тракторного экспорта. Это компенсация затрат на логистику продукции сельхозмашиностроения. Как минимум, чтобы доставка железнодорожным транспортом до границы Российской Федерации компенсировалась на 80%.

Вот так идея внутреннего импортозамещения глобализуется до экспорта. И не шуточно.

Исследователь

 

Новая география

Карта России обновляется – сыроделы осваивают белые пятна её сырной территории. На импортозамещении формируется новый рынок этого молочного продукта. Во всяком случае, эксперт Михаил Мищенко уверяет, что «на сегодняшний момент рынок формируется так, как он изначально формировался в Европе. Производством сыра стали заниматься те, кото производят молоко. Фермеры выходят на рынок переработки. Это основная тенденции, когда в рынок стал интегрироваться производитель». Ключевой вопрос чиз-бизнеса – срок созревания продукта. От него во многом будут зависеть сроки окупаемости проекта. Вот наглядные примеры. Если моцарелла может быть готова уже через несколько дней, то правильный, слегка кисловатый вкус гауды возможно будет получить через 35 суток, пряный оттенок маасдама - через 35 – 60 суток, рокфор с острым, перечным, слегка грибным вкусом и плесенью - созреет через 90 дней, а вот пряно-фруктовые ноты пармезана - можно распробовать минимум через 1 год. Сегодня задача российских специалистов составить технологическую карту производства нишевых сыров.

Однако произвести «тот самый» пармезан в России не получится. Согласно итальянской технологии, он производится из сырого молока, в России это запрещено, в переработку идёт только пастеризованное. Но во ВНИИ сыроделия, где в своё время утверждались все сырные ГОСТы, успокаивают: сложная технология не просто адаптирована, а скорректирована по срокам производства. Например, угличскую гауду здесь готовы произвести за 25 суток, аналог Маасдама - за 40, Рокфор созреет максимум за 60, а Италико пришедший на смену Пармезану, вызревает, в свою очередь, за 9 месяцев. Экономика производства - укладывается в 700 рублей за килограмм элитного сыра. Из них половина это молоко, четверть стоимость закваски и ферментов, остальное - ручной труд и электроэнергия, плюс амортизация оборудования. У подмосковного мастера-сыровара Сергея Серёгина, в свою очередь, - технологические затраты оказались ниже. «Сделали себе вот такую сыроварню, - похвастался Сергей, - Это оборудование самодельное, мы посмотрели, как это все работает – ничего сложного в этом нет. Попросили – нам сварили бак, арматуру к нему я сам ставил, электронику, автоматику чтобы все это работало». Свой цех фермер называет "сырной пещерой" - здесь созревают шестимесячные чеддер и гауда. Правда, пока это только экспериментальные закладки, для отработки технологию. А вот сыр с белой плесенью - уже персональный бренд сыровара. Это местный, подмосковный камамбер.

На другом сырном производстве, уже в Тверской области, в камере созревания авторских сыров - с перцем, горчичным зерном - зреет и новая экономика предприятия. Тринадцать лет небольшой молокозавод производил только молочный фреш - молоко, творог, сметану, йогурты. Продукция – высокооборачиваемая, но до затратного и при этом прибыльного сырного производства здесь созрели только сейчас. «Мы естественным способом, потихонечку наращивая объём сыров,- рассказывает директор производства Валерий Ильичёв, - попадаем в зону той экономики, где деньги могут быть заморожены в виде готовой продукции, но ещё нереализованной. Получено в сентябре,

но созреет в сыры только к декабрю». Длинный срок окупаемости проекта сыроделов не пугает. Главное - до окончания действия эмбарго успеть занять свою рыночную нишу.

Российский элитный созрел в нишевом, сегодня крайне востребованном производстве. На этом и построена новая бизнес-стратегия: от, так называемых, массовых сыров - к частным чиз-проектам. И белых пятен тут предостаточно.

Исследователь

 

И не только память

Полтора-два века назад в полях царила полба, полудикий вид пшеницы. Вместо картофеля — репа, пастернак и корень сельдерея. Приправлять кухню предпочитали льняным маслом — вместо подсолнечного. «Вытеснение старинных овощей, зерновых, бобовых, — оно ведёт в определённой степени к утрате исторической памяти, -считает историк еды Павел Сюткин, - Старые культуры уступают место ввиду двух факторов: урожайности, или, скажем так, эффективности их использования и кулинарной ценности». Естественный агроотбор - сильнее всего ударил полбу. Красновато-коричневатые зёрна полудикой мягкой пшеницы - покрыты трудноотделяемой оболочкой и в урожайности она - проиграла интенсивным пшеничным сортам. Однако при этом полба - содержит в несколько раз больше белка и незаменимых аминокислот. И придаёт фермеру из Алтайского края Юрию Юрченко дополнительные дивиденды. Вложения на гектар - минимальны: до полутора тысяч рублей на гектар. При этом полба не требует внесения пестицидов и гербицидов, а при урожайности в 15 центнеров с гектара - даёт рентабельность до 150%! Такой экономический стимулятор зарядил энергией роста и другие забытые культуры.

Исторический агрокульбит совершила репа. Именно её выращивает сегодня тульский фермер Евгений Шутов, и не по два, а по три урожая в год. Теорию и практику редких культур пришлось освоить после падения рентабельности традиционных. Так появились ещё пастернак и скорцонера. Фермер с удовольствием рассказывает про свой выбор: «Этой культурой мы занимаемся третий год, очень популярная». К тому же и выгодная. Под редкими корнеплодами меньше гектара, но кратные урожаи позволяют неплохо зарабатывать: репу фермер реализует по 200-400 рублей за килограмм, пастернак — до 300, скорцонеру — за 400. Итоговая рентабельность — от 50 до 70%. Капитальных вложений практически не потребовалось: пришлось приобрести разве что водопомпу для полива, доски для укрытия, песок для разрыхления почвы.

Возвращение на стол редких культур стимулирует и ЭКО-тренд. Кейл, или немецкая капуста, или «шнитколь» был известен на Руси с 17 века. Подмосковный фермерский старт-ап американского финансиста Дэниела Лоуренса и русского девелопера Ольги Корогодиной — основан на

современной диетической популярности забытого продукта. «Он из России ушел сначала в Европу потом в штаты, рассказывает Ольга,- О кейле я впервые узнала от Дэниела, он рассказывал, что в штатах увидел листовую капусту, которая стала там популярна за счет своей полезности. Повара все сходят с ума, во все блюда можно положить о напитков до салата, до горячих блюд». Поверить — и вложить: Старт-ап со ставкой на возрождение в 2015 году потребовал восемь миллионов личных капиталовложений и принёс доход в один миллион рублей. В 2016 фермеры вложили двенадцать миллионов рублей в покупку оборудования. Расширение производства при позитивном сценарии окупится через три года. В это глубоко верит Дэниел Лоуренс: «Только маленький процент людей знают об этом, но мы видим, что с каждым сезоном люди все больше знакомятся с кейлом. Нужно пару лет, чтобы это было выгодно».

В русскую кухню — уже возвращаются и другие исторические суперфуды: редька, сельдерей, иван-чай. Их витаминный заряд простимулирует фермерскую экономику. Но при нескольких условиях: реализации по максимальной цене, успешном поиске настоящих, сортовых семян, а также — уникальной информации об эффективных агротехнологиях выращивания забытых культур. И тогда — на поля легко вернутся и исконно русские, и исторические европейские агротренды. Во всяком случае, эксперты считают, что у рынка этих растений большое будущее: в расширении ассортимента для сектора HoReCa и прямых продаж в сети. Возвращение к корням — приветствует и туристический бизнес. Похоже, на волне интереса к нашему уникальному прошлому агроэкономике пора восстановить кулинарную память, ну а фермерам сделать правильный исторический выбор.

Исследователь

 

Неведомый резерв

Как говорится, процесс пошёл. К цивилизованным формам аграрной экономики. Например, в Америке и Европе на основе договоров контрактации крупного и малого агробизнеса производится от 45 до 90% всей птицеводческой продукции. Разработанная и апробированная схема — предприятие-интегратор поставляет фермерам инкубационное яйцо, корма, оказывает ветеринарное, агротехнологическое сопровождение и, что самое главное, занимается реализацией готовой продукции. В бизнес-плане фермер только выращивает товарную продукцию, при этом имеет гарантированную рентабельность и прибыль. Схема работает не только в птицеводстве цивилизованных стран.

В России теперь тоже есть примеры. Крупнейший маслоперерабатывающий холдинг в Алтайском крае решился на новую бизнес модель два года назад. Схема взаимодействия проста: предприятие снабжает фермеров семенами и агрохимией, начиная со сбора урожая выкупает у них подсолнечник, сою, рапс и обеспечивает сырьём переработку – 170 000 тонн в год. В результате такого синдиката – регион получил рекордный рост фермерских посевов масличных, завод – максимальную загрузку, фермеры – троекратный рост прибыли. Генеральный директор агрохолдинга Владимир Анипченко уверяет: «За время сотрудничества с фермерами, например, посевы рапса в Алтайском крае возросли в разы. Потому что раньше фермер не знал, куда деть урожай, то сейчас мы с удовольствием его приобретаем. Это сырьевая безопасность нашего предприятия - сотрудничество с фермерами». Благодаря обеспеченному спросу одно из крестьянско-фермерских хозяйств увеличило посевные площади под подсолнечником и соей в десять раз. Кратно выросла и прибыль. Заводу, в свою очередь, сырьевые гарантии обеспечивают валютную прибыль: соевый шрот, подсолнечное и рапсовое масло уже потекли за рубеж - в Китай, Прибалтику, Среднюю Азию.

Фермерский стейк и новая премиальная схема партнёрства. Результат которой не только объёмы, но и товар принципиально нового качества. Уже сегодня крупнейший агрохолдинг по производству говядины стал активным закупщиком крупного рогатого скота у фермеров. Схема первая. Шлейф молочного стада – телят, родившихся в небольших и средних частных хозяйствах, сотрудники агрохолдинга выкупают и перевозят в фидлот –

специальную откормочную площадку. И 200 дней откармливают их на специальной зерновой диете до отправки на мясоперерабатывающий завод. Вторая схема сотрудничества для фермерских хозяйств покрупнее. Они выращивают бычков до товарного веса самостоятельно и поставляют их, минуя фидлот, на переработку агрохолдинга. Теперь на мясоперерабатывающем заводе, выпускают фермерскую говядину под отдельной торговой маркой. Директор агрохолдинга страны Виктор Линник растолковывает: «Есть мейнстрим, то есть наше собственное поголовье, потому что нам нужен стандарт. Параллельно мы занимаемся развитием отношений именно с фермерами, причём это не искусственно происходит, это экономически целесообразно и интересно. В тех регионах, где мы работаем, всё больше и больше людей начинают заниматься разведением мясного скота». Например, фермер Пётр Горякин увеличил поголовье бычков с десяти до шестидесяти, теперь намеревается взять на откорм сто пятьдесят. Главное требование агрохолдинга — особый ветеринарный контроль: прививка от сибирской язвы, тридцатидневный карантин перед продажей, полное документальное сопровождение. Но условия интеграционного производства фермера вполне устраивают: за год агрохолдинг поднял цену на закупку товарного поголовья на 15%.

Новые для России бизнес-модели отрабатываются и в молочном производстве. Например, в краснодарском молочном пломбире до 25% фермерского молока, производимого при поддержке переработчика. Молокозавод выдаёт фермерам займы, устанавливает охладители, обеспечивает транспортом и закупает нетелей для развития производства. Взамен — получает гарантированные объёмы качественного молока. И ведь ничего личного. Только бизнес, который нашёл цивилизованный, пока ещё мало ведомый в Отечестве, резерв для развития. И выиграл.

Исследователь

 

Царская прибыль

Всплеск на аквакультурной глади. С 2005 года темпы роста товарного рыбоводства — не превышали 10% в год. Принятие Закона об аквакультуре, его изменения в прошлом году, а также уточнения в Закон о рыболовстве в этом — спровоцируют рост аквакультурного производства в ближайшие четыре года в два раза, считают эксперты. Это, в свою очередь, позволит заполнить сети и ритейлеров, и экспортёров осетровыми и икрой. Сейчас 80% чёрной осетровой продаётся на чёрном рынке. Осетроводство — именно на этот аквакультурный тренд, по экспертным оценкам, может прийтись бизнес-фокус ближайших лет.

Максимальные уловы осетровых в царской России - достигали 40-50 тысяч тонн. В семидесятые годы советского прошлого – сократились в два с половиной раза. Тем не менее, это было 90% от общемировой добычи осетровых. Сегодня они восстанавливаются в аквакультуре. Руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков со знанием дела говорит, что «мы сейчас уже производим порядка 2,6 тысяч тонн. Если брать легальный вылов на момент закрытия и введения моратория на промышленный вылов осетровых, тогда мы вылавливали 840 тонн. То есть практически в три раза больше мы производим, чем легально вылавливали в последние годы. Это хорошая динамика, и в целом, я думаю, у осетроводства есть большое будущее».

Рентабельность осетроводства в аквакультуре растёт дважды: на товарной рыбе и на икре. При оптимальных режимах выращивания товарную осетрину можно получить через 12-15 месяцев — за это время царская рыба достигает массы в 2,5-4 кг. Однако икру — придётся подождать. Первой на икрометание пойдёт стерлядь — она созревает через 4-5 лет; за ней — сибирский и русский осётр, через 8-9; севрюга — через 10, а белуга — только через 15 лет. Однако её икра самая крупная и дорогая. В себестоимости производства товарной рыбы — минимум 60% занимают корма, 30% - электроэнергия и всего 10 — все остальные расходы. Товарную осетрину рыборазводные заводы продают в среднем по 500-650 рублей за килограмм, молодь от 10 до 90 рублей за одного малька. Таких рыбных предприятий в стране 27, каждое занимается уникальным воспроизводством. «В нашей стране заниматься товарным разведением осетровых выгоднее всего на садковых хозяйствах, - делится опытом главный рыбовод хозяйства Игорь

Лапченко, - на водоёмах-охладителях промышленных предприятий и в установках замкнутого водоснабженния. Потому что чем больше дней в году осетровые сидят на высоких температурах, тем быстрее вы вынете товарную рыбу и выше будет рентабельность производства».

Законодательные инициативы в помощь бизнесу. Добросовестные аква-предприниматели теперь получают приоритетное право на перезаключение договора пользования рыбоводным участком — не нужно будет участвовать в конкурсах и аукционах. Сохраняться будет и право собственности на рыбу после выпуска посадочного материала в водоём в границах рыбоводного участка — раньше оно терялось. Соответственно, рыборазводчик теперь получит право охранять своё имущество и распоряжаться им — страховать и получать кредиты под его залог. Аукционы на рыборазводные участки — уже в разгаре.

Исследователь

 
Реклама